Наверх

Хотите увидеть свою историю на сцене?

Плейбэк-театр — для Красноярска явление новое. Первая труппа под названием «Тронутые» появилась в городе летом прошлого года. Мы встретились с ребятами и спросили, что это за театр, и чем он необычен.

[что такое плейбэк и кто его придумал]
Плейбэк – вид импровизационного театра, когда зритель рассказывает свою историю, а актеры должны ее тут же сыграть. В середине 70-х его создал драматург и преподаватель из США Джонатан Фокс. В России этому явлению примерно 20 лет.
[как проходят перформансы]
— Перед представлением дается тема,— рассказывает основательница «Тронутых» Анастасия Гуртовая,— Например, следующая тема нашего перформанса (мы называем именно так) — «Пока не отбросил коньки», то есть рассказ о том, что ты успел сделать полезного, пока не умер. Билет вы покупаете, зная тему, поэтому уже прикидываете, что бы такого рассказать.
Перформанс всегда начинает кондактор (эту роль исполняет Анастасия). По сути, это и режиссер, и ведущий: человек, который задает тон представлению и выстраивает общение с залом, подключает зрителей, ведет интервью с ними. За вечер может быть сыграно до 10 историй, на каждую уходит до 10 минут. Но больше всего времени занимает работа с залом, попытки сломать невидимую стену.
Большинство человеческих историй можно разделить на несколько тем: про отношения, про рефлексию каких-то событий, про желание поддержки. Соответственно есть около трех десятков форм импровизации. Актеры должны понять, на какую форму намекнул кондактор, но ни зрители, ни рассказчик этих намеков не видят. У них полное ощущение того, что творится чудо.
— Мы не успеваем договориваться,— говорит актриса театра Полина,— Не всегда бывает, что мы явно понимаем форму. А бывает, ты думаешь одно, приготовился, а кондактор говорит совсем другое и тебе в секунду все надо в голове перестроить. Момента пошушукаться нет.
— Форма – это блюз, например. История, когда хорошему человеку плохо. Тогда мы понимаем, что будем петь блюз для него, мы рассаживаемся, у нас звучит музыка, каждый актер поет по куплету от лица рассказчика. Слова песни мы придумываем экспромтом.
— Мы играем не иллюстрацию, играем сердце истории, ее боль. Мы вкладываем, конечно, свое отношение и понимание, но мы должны играть ровно то и только то, что нам рассказали. От себя мы не можем добавить ничего. Мы как зеркало.
— Это дает терапевтический эффект, у нас есть такое понятие — магия плейбэка. Людей отпускает: они могут рассказать наболевшее, посмотреть, потом об этом не вспоминать никогда. Но, это не всегда грустные истории: это может быть история, которую ты рассказываешь другу на кухне.
[запоминающиеся истории]
— Однажды к нам пришла женщина, психолог. Говорит: «Я думала, что все проблемы решить могу, а тут я столкнулась с такой штукой: моя подруга стала очень толстой. Мои советы не помогают. Это с ней случилось после того, как она со своим классом попала на «Норд-Ост». Она все это пережила, она была из тех, кто договорился с террористами отпускать людей в туалет». Женщина стояла стеной за детей, но двух спасти не удалось. После этого она и стала толстеть. И вот мы играем ее историю: есть рассказчик, а остальные играют силу, которая заставляет героиню набирать вес. Ребята импровизировали, порой сами не до конца понимали, что делали, но иногда возникал самолет, другие символы, связанные с «Норд-Остом». Это было пронзительно, зал долго молчал. Это и есть магия плейбэка.
— А из веселых историй: к нам пришел странный художник и попросил показать летающие в небе ноги. Ну, мы показали, зал валялся и художник тоже.
[кто такие «Тронутые»]
В плейбэк-театре «Тронутые» есть, как профессиональные актеры, окончившие Академию и занятые в постановках городских театров, так и любители: для плейбэка главное — не образование и подготовка, а хорошо развитая эмпатия.
Идея театра пришла к Анастасии: в 2016 г. в поиске новых возможностей творческой самореализации она попала в Новосибирске на спектакль плейбэк-театра. Затем пару раз привезла новосибирцев в Красноярск. После этого начали появляться энтузиасты и здесь. Летом 2017 г. таких было пятнадцать, сегодня в труппе пятеро: Анастасия, Даниил, Полина, Ирина и Дарья.
Анастасия училась плейбэку в Москве у мастера-психодраматиста Игоря Любитова: поскольку плейбэк — это терапия, играть без сертифицированного практика труппа не может.
[есть ли этические ограничения]
— Главное не навредить рассказчику. И... себе,— говорит Даниил,— Ты можешь отказаться играть историю, если она похожа на твою, и тебе тяжело. Однажды дочь актрисы начала рассказывать про отношения с сестрой, и мы поняли, что не надо маме играть в этой сцене. Вообще, мы порой ненавидим плейбэк, как актеры, потому что это не театр в классическом смысле – здесь другие законы, и очень сложно. Каждый раз это прыжок с парашютом в неизвестность. Зато нет повторяемости, на репетициях мы как наркоманы: ребята, можно я вам расскажу? Сыграйте мою историю. Это терапия, которую мы друг другу дарим.
[где проходят представления]
— Атмосфера у нас камерная,— говорит Анастасия,— Сейчас мы репетируем и играем в Поздеевке на проспекте Мира. А вообще, выступаем где угодно. Прошлым летом играли здесь, на Южном берегу, под открытым небом. Публика к нам ходит абсолютно разная. Приходите и вы! Найти нас можно в сети «ВКонтакте». А еще у нас есть своя студия, где мы обучаем плейбэку. Вскоре планируем запустить открытые репетиции для тех, кто не успел или постеснялся рассказать свою историю во время представления.

Перформанс плейбэк-театра «Тронутые» пройдет на Южном берегу 30 марта в помещении школы искусств им. Поздеева (ул. Парусная, 8). Начало в 20.00, возрастное ограничение — 16+

Хотите увидеть свою историю на сцене?

Другие события

17.01.2018 Люди
Живая музыка — с первых месяцев жизни

В воскресенье на Южном берегу сыграют бэби-концерт

12.01.2018
«Он вызывает нездоровое любопытство!»

Александр Таиров расскажет об истоках творчества Дали